О Тоне

Автор
Опубликовано: 1591 день назад (12 июля 2014)
Рубрика: Искусство
Настроение: Нормально!
Играет: новости 24 идут.
0
Голосов: 0
Летом я получил письмо из Уральска.
«Здравствуйте, уважаемый Максим Акимович! Пишу Вам это письмо, а сама думаю: господи, да зачем я беспокою человека, кто и что я для него и какое ему дело до меня, старухи? И хотела уж бросить эти тетрадные листочки или порвать. Но опять раздумалась, да почему же мне не написать, если надо мне, очень, очень надо спросить и узнать многое такое, что я должна знать...»

Письмо большое, на нескольких страницах. Сначала я не понял, кто это пишет, подпись под письмом — К. Ружьева — ничего мне не говорила. Но потом, когда прочел все письмо, стало ясно: пишет подруга Тони Кружаловой, Капитолина. И вспомнился мне предвоенный сороковой год...

«Я прочитала в газете, которую высылают мне друзья из Светлогорска,— говорится далее в письме,— Ваши воспоминания о фронтовых друзьях и товарищах и сорок раз перечитала то место, где Вы пишете о Тоне... И сколько я плакала, если бы Вы знали, и еще теперь плачу... Но и радуюсь, что Тоня не забыта, и горжусь ею, моей милой, бесконечно мне дорогой, замечательной подругой, моей славной героиней...»
На двух-трех страницах Капитолина (девичья фамилия ее Серегина) описывает свою теперешнюю жизнь в Уральске, затем обращается ко мне с просьбой рассказать о последних днях жизни Тони с самыми «подробнейшими подробностями» в знак старой дружбы...» К письму приложена фотография. На ней — Тоня и Капитолина в день окончания десятого класса светлогорской школы в тысяча девятьсот тридцать восьмом году.
И почему это письмо не пришло раньше, года два или хоть год тому назад? Третий год я пишу повесть о Тоне.

И, может быть, то, что я пишу, нельзя назвать повестью, а просто это длинный рассказ о пережитом...

Да не все ли равно, как назвать написанное! Вот трудно — это да! Как мучительно трудно писать о пережитом... Я поглядел на присланную Капитолиной фотографию. Долго-долго глядел я на девчонок, которых тридцать лет назад видел не на фото, а наяву, увидел вновь эти так знакомые мне девичьи лица, такие наивно удивленные, немножно смешные и старающиеся казаться серьезными и важными, и на эти светлые платьица с отложными воротничками, и на эти прически: у Тони — попроще и построже, у подружки ее — попышней и сто-кокетливей, с претензией на оригинальность. Посмотрел я на них, и обуяло меня сомнение: полно, да верно ли я описал их, да удалось ли мне схватить и передать эти чистые и светлые черты девичества?..
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!