Встреча в Порт-Артуре

Автор
Опубликовано: 1519 дней назад (22 сентября 2014)
Блог: Мой блог
Настроение: Солнечное по погоде
Играет: по телевизору реклама идет
0
Голосов: 0
Евгений Кригер.
Будучи убежденным интернационалистом также и по отношению к собакам, я, не зная маньчжурского этикета, схватил мохнатенького малыша на руки, за что был тут же обласкан его восторженными лобзаниями в нос, в глаза, в уши, в щеки.
С явным удовлетворением наблюдал за этой сценой подошедший офицер, видимо, хозяин песика.
— Китайский? — спросил я, по обычаю собаколюбов, осведомляющихся прежде всего не о хозяине, а о его питомце.
— Нет.
— Японский?

— Не угадали. Мы его несмысленышем взяли. Глаза были мутные, белесые. Выходили в пути. Он с нами аж от самого Кенигсберга!
— Ба! Кенигсберг! Так мы же почти земляки по фронту.
Прошу извинить за внезапный поворот темы, но ведь первые минуты на новой земле памятны и дороги навсегда. Мой собеседник и «земляк» по Восточной Пруссии, оказалось, — командир артиллерийского полка Иван Константинович Кузнецов. Его батарейцы устраивали позиции на недостроенном японцами аэродроме.
— Да, Кенигсберг... — вздохнул Иван Константинович, и вдруг поразило нас, что, действительно же, от прусского Кенигсберга добрались сюда эти люди со своими пушками, до самого «края» земли, до края восходящего солнца, до Чжилийского пролива. Какая же бездна спокойной энергии у такого народа, если, проделав путь в одиннадцать тысяч километров, обогнув добрый кусок нашей планеты, его люди, испытав невиданные трудности на пути к победе на Западе и Востоке, теперь уже на пороге Тихого океана устраивали свое временное жилье. Конечно, было совсем не так, как в родных местах — в Рязани или на Дону, в Кахетии или на Рижском взморье. Под звездами тихоокеанской ночи они заводят на баяне солдатскую русскую песню:
Как на Черный ерик, Как на Черный ерик...
И с присвистом удалой припев:

...С нашим атаманом Не приходится тужить!..
Бог знает, что это за атаман был, положа руку на душу, я, признаюсь, запамятовал его подвиги, не уточнил, похвала или лукавый юмор казаков слышатся в утверждении, будто с ним не приходится тужить. Но, во всяком случае, эту озорную, залихватскую песню я не раз слышал на фронте, а уж под аккомпанемент тихоокеанского прибоя она и вовсе вызвала у меня «веселие духа».
И китайцы, улыбаясь, слушали русскую песню.
Боевой путь батарейцев, угощавших своего командира и меня ужином в стиле «чем бог послал», говорит сам за себя:
Старая Русса... Калинин... Ржев... Белый... Демидов... Витебск... Каунас... Кенигсберг... Пиллау... Ванемяо... Таонань... Мукден... Дальний... Порт-Артур... И полк принес из Кенигсберга на берега Тихого океана орден Александра Невского — знак своей доблести. Во многих из этих городов и районов пути мои перекрещивались с полковыми, — было что вспомнить в ту первую ночь на берегу Желтого моря.
Рассвело.
— Что это шумит? — спросил вдруг полковник.
— Прибой, — подсказали ему.
— Ах, да!—усмехнулся он. — Море шумит. Желтое море. Еще не видали как следует? Ничего себе море. Хорошее море. Только вот насчет фуража... Черт его знает, до конца земли дошли, а коней кормить нечем. Хоть из России вези! Ну, до скорого, авось где-нибудь еще встретимся. Полагаю — в России наконец-то!
Теги: китай
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!