Эфиопец Ибрагим

Автор
Опубликовано: 1590 дней назад (13 июля 2014)
Блог: Мой блог
Настроение: Супер!
Играет: Музыка в программе Вести.
0
Голосов: 0
Через много лет Ибрагиму все-таки удалось увидеть императора в упор. Но теперь он ему был неинтересен — этот старый, больной человек.
После окончания Политехнического института в Бахрдаре император нам вручал дипломы. Перед церемонией нас учили, как вести себя: когда он подходит, не надо смотреть прямо на него, надо наклониться и смотреть в землю... Так мы тренировались. Не у всех были галстуки и белые рубашки. Приказали найти или купить. У некоторых была борода и длинные волосы — по национальному обычаю. Всех заставили бороду сбрить и постричься...

Политехнический институт в Бахрдаре — дар Советского Союза Эфиопии. Преподавание ведется на английском, но все преподаватели советские. Поступить туда непросто: на сто человек — четыре вакансии. Конкурс, как во ВГИКе. Но Ибрагим прошел и его с упрямством крестьянина.

В Бахрдар вело его предчувствие начала новой, светлой полосы в судьбе. И он не ошибся.
Теперь платить ничего не надо было. Книги бесплатно в библиотеке получали. Кушали и спали в общежитии. В комнате жило человек двадцать всегда. Были студенты из многих провинций Эфиопии. В школе нам о других народах ничего не рассказывали. А здесь мы стали рассказывать друг другу о своей провинции. В институте мы стали читать журналы, газеты, которые выходят в Советском Союзе. У нас там были кинозал и фильмы очень интересные. И не надо было платить. Каждый день мы смотрели советские фильмы. А жены советских преподавателей сами стали по вечерам после уроков заниматься с нами русским языком.
Но директор института очень скоро запретил нам учить русский. Директор был очень злой человек.

Жизнь Ибрагима изменилась: новая началась и продолжалась. И специальность инженера-электромеханика давалась ему легко, потому что он был студентом старательным и честным. И на занятиях ни о чем постороннем не думал: о сне в постели или о супе с мясом, например. Он был молодым, закаленным годами в Диредаве, самостоятельным парнем, способным своими руками хоть как-то изменить судьбу. Но в Хараре остались родители, и отцу было семьдесят лет... Что он мог, старик Ахмад?
Ибрагим тосковал по дому.
Я с ними переписывался. Жизнь у них такая же осталась. Мама работала, и старшая сестра Меймуна тоже работала. А младшие брат и сестра ходили в ту же религиозную школу, где молились богу, чтобы он их не забыл.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!