Культура колоколовидных кубков

16 января 2018 - Жека Джон
article448.jpg

Недавно в отделе генетики Медицинской школы Гарвардского университета, в лаборатории, которая носит название Reich lab, выступал известный французский археолог Оливер Лемерсье, специалист по европейским культурам каменного века (неолиту), и, в частности, культуре колоколовидных кубков. Цель приглашения понятна – Рейх и его сотрудники, которые занимаются геномными исследованиями в области популяционной генетики (лаборатория имеет второе название – лаборатория медицинской и популяционной генетики), обратили внимание на культуру колоколовидных кубков, и для интерпретации геномных данных ископаемых ДНК соответствующего периода им нужны были направляющие положения археолога.
 

 
Это конечно, разумный подход, правда, в нем есть ловушка, в которую постоянно попадают «широкогеномные» попгенетики, и она, эта ловушка, имеет принципиальный, и даже фундаментальный характер. Проблема в том, что «широкогеномные» данные в том виде, в котором их выдает компьютер (а «вручную» с ними работать невозможно, там комбинации сотен тысяч и миллионов снипов, то есть необратимых мутаций в ДНК), сами по себе малоинформативны, они показывают «похожесть» с некими «референсными» геномными показателями, или друг с другом. Надо понять, что «похожесть» – это результат сравнения «облаков» снипов, а «облака» состоят из совокупностей снипов, усредненных на основании критериев, которые закладываются в компьютер самими исследователями. Как совершенно ясно, «похожесть» – понятие весьма неопределенное, на него влияют множество факторов, которые можно подразделить на три основные категории – это похожесть по действительному происхождению, похожесть по случайному совпадению, у которой нет никакой разумной основы, и похожесть потому, что она обязана быть в любом случае, потому что геномы людей в принципе во многом похожи, они имеют одни и те же (или похожие) гены, для выполнения одних и тех же функций в организме человека. Более того, геномы людей более чем на 90% совпадают с геномами приматов – и потому, что имеют общих предков миллионы лет назад, и потому, что снипы обычно необратимы даже в течение миллионов лет.
 
В итоге, все эти факторы суммируются и усредняются, и получившийся результат подвергается разложению на компоненты, которым придается смысл «числа общих предков», один для каждого компонента. Сколько общих предков захочешь, на столько и разложишь, столько компонентов и получишь. Обычно число таких компонентов, обозначаемых обычно индексом К, фиксируют от 3 до 14, и компоненты раскрашивают на получаемых «развертках» разными цветами.
 

В качестве аналогии можно привести сопоставление гигантских мозаик, в которых компьютер ищет «похожие» сочетания цветов, их усредняет, выводит некие коэфициенты «похожести», и на этом основании рассчитывает проценты общей «похожести», в свою очередь на основании которых попгенетики делают «исторические интерпретации», то есть решают, какая мозаика была создана раньше, и какие «произошли» от нее. Ответы, разумеется, будут весьма уклончивыми. Но если им заранее сказать, какая на самом деле была более ранней, то можно не сомневаться, что они, попгенетики, сразу дадут категоричный «ответ», какая мозаика была более ранней, и «покажут», почему. Поэтому им и нужны направляющие положения археологов, причем именно до проведения «широкогеномного» анализа. Ясно, что при такой «методологии» противоречий с историками-археологами у них никогда не будет. А если и случайно будут, по незнанию попгенетиками истории-археологии, то попгенетики тут же дают задний ход, и объясняют, что это компьютерная программа дала сбой, надо вот так, тогда все сходится с новой (или принятой) трактовкой историками-археологами.
 
Если посмотреть на первичные «широкогеномные» данные, выходящие из компьютера, еще до их интерпретации, то они часто выглядят парадоксально, если не забавно. Ниже – недавние (20 марта 2017 года) результаты геномного анализа, проведенные известным сетевым специалистом Genetiker из Германии. В данном случае – это результаты высокого разрешения, при К = 13. Здесь приведена компонентная картина для вепсов, финнов и украинцев. То, что говорящие на финно-угорских языках вепсы и финны дали практически идентичную картину, вряд ли вызовет затруднения с интерпретацией данных. Но то, что украинцы дали столь же идентичную картину (разница на уровне малых процентов), заставит попгенетиков заниматься акробатикой. Про украинских националистов уже говорить не приходится, они должны признать, что украинцы – «угро-финны», и вопрос закрыть, обливаясь горючими слезами.
 

 
Естественно, попгенетики начнут выкручиваться, и придумают очередное объяснение. Но точно также они придумывают интерпретации и по всем другим «похожестям», каждый раз подгоняя к тому, что им удобно, или что говорят историки-археологи.
 
Возвращаемся к докладу археолога о европейских «белл-бикерах», то есть носителях культуры колоколовидных кубков (ККК), который (доклад) он прочитал в лаборатории Рейха в Бостоне. Мы обратим здесь внимание только на те фрагменты доклада, которые имеют прямое отношение к направлениям и временам миграции ККК, и к соответствующим датировкам. Все остальное здесь практически безотносительно, например, какая у них была керамика (которая и дала белл-бикерам название их археологической культуры), какие наконечники стрел они делали, какие у них были золотые и серебряные украшения, какие сельскохозяйственные культуры они выращивали, и какие у них были домашние животные и скот, как и то, что они принесли пивоварение в Европу. Этим полны академические и прочие источники про ККК. Литература эта в целом крайне противоречивая, например, до последнего времени археологи так и не определились, миграции ККК шли с севера на юг, или с юга на север, где эта культура зародилась, и откуда появились предшественники ККК.
 

 

Что о культуре колоколовидных кубков и
ее предшествующей истории говорит ДНК-генеалогия


Кратко сформулируем основные положения о ККК, которые предоставила нам ДНК-генеалогия. По ходу рассмотрения доклада О. Лемерсье (с привлечением других представлений археологов) мы будем сопоставлять его представления и результаты ДНК-генеалогии, и взвешивать, какие более убедительны.
 
Важный вопрос здесь – о происхождении археологической культуры. Здесь надо подчеркнуть, что археология и ДНК-генеалогия существенно различаются в определениях данного понятия. Для археологов и историков происхождение археологической культуры – это территория и время наиболее раннего обнаружения материальных признаков данной культуры, например, характерной керамики (которая часто определяет название культуры), оружия, украшений, наконечников стрел, типа и состава металла, и так далее. Это – не предметы рассмотрения в ДНК-генеалогии. Последняя определяет «происхождение» археологической культуры как характерные миграционные пути, которые привели предков насельников данной культуры на территорию, которую определили археологи как территорию данной культуры. При этом важны исходные регионы этих миграций, то есть те, где впервые появились данные гаплогруппы и затем, в ходе миграции, соответствующие субклады, характерные для будущей культуры, и выявление соответствующих датировок, от времен появления гаплогрупп до появления соответствующих субкладов.
 
Датировки субкладов ставятся в соответствие с датировками культуры, которые определили археологи. Как правило, датировки субкладов основателей культуры предшествуют датировкам самой культуры, и понятно, почему – люди, создающие культуру, уже имеют снип-мутации своих субкладов в своих Y-хромосомах. Но бывает, что характерные снип-мутации/субклады образуются уже в самой культуре, и это становится меткой культуры. Чаще бывает, что носители одних и тех же снип-мутаций расходятся по разным культурам, и это тоже представляет ценную информацию о генезисе археологических культур, их происхождении, идентифицирует родственные (в генетическом смысле) культуры. Что-то из этого является для историков-археологов избыточной информацией, как и сведения о многих материальных признаках культур является избыточной информацией в ДНК-генеалогии. Тем не менее, совместное рассмотрение той и другой информации позволяет значительно более «выпукло» представлять происхождение и историю археоогических культур, их генезис, генеалогическую связь с настоящим временем, поскольку те же снип-мутации несут и наши современники.
 
Итак, ДНК-генеалогия показала, что насельники ККК являются в основном носителями гаплогруппы R1b. Это было подробно описано и обсуждалось еще шесть лет назад (Klyosov, Advances in Anthropology, 2012, т.2, стр. 87-105). Эта гаплогруппа образовалась с наибольшей вероятностью в Южной Сибири примерно 20 тысяч лет назад (и ее родительская гаплогруппа R была обнаружена вблизи Байкала с археологической датировкой 24 тысячи лет назад), прошла длинной и долгой миграцией, минуя южный Урал, северный Казахстан, оставив археологические культуры Тургайского прогиба – терсекскую, маханджарскую, суртандинскую, также ботайскую культуру, далее хвалынскую, ямную культуру Средней Волги и Калмыкии, распространилась до Балтийского моря, всё это в период 10000-4500 лет назад, ее носители далее ушли на Кавказ, пронеся туда субклад R1b-L23-Z2103, и затем перешли в Месопотамию, примерно 6500-6000 лет назад. То, что археологические культуры тех, кого мы называем эрбинами, то есть носителями гаплогруппы R1b, от отрогов Южно-Уральских гор до полупустынь Приаралья, и далее до Волги, Балтики, и Кавказа, датируются весьма вразнобой, например, суртандинская и терсекская датируются 4700-3700 лет назад, а далее, к западу на этом пути, хвалынская – 6800-5200 лет назад, ямная – 5600-4300 лет назад, нарвская культура (на территории современной Балтики, субклад P297, см. диаграмму субкладов ниже) 7700-7000 лет назад. Этот разнобой, когда более поздние культуры имеют более древнюю датировку, можно объяснить тем, что археологи датируют вовсе не время зарождения культуры, и не время миграций, прошедших по тем территориям, а те артифакты, что они, археологи, находят. Это часто оказывается «хвостом» культуры, а не ее началом.
 


Дерево субкладов гаплогруппы R1b-M343 (образовалась примерно 20 тысяч лет назад). Cубклад L278 найден в хвалынской культуре (с археологической датировкой 6615±600 лет назад), субклад P297 найден в нарвской культуре (с археологической датировкой 7700-7000 лет назад), субклад L23-Z2103 – в ямной культуре (11 образцов, датировки 5300-4600 леь назад). Видно, что субклады L51 и Z2103 разошлись на две разные, параллельные ветви, первая ушла к будущей ККК, вторая перешла из ямной культуры, и осталась на Кавказе, в Месопотамии, на причерноморских Балканах.
 
Далее, через Кавказ эрбины со стороны ямной культуры прошли в Месопотамию, и в обход Черного моря часть их, видимо, прошли на Балканы, разойдясь по юго-восточной Европе и оставив там субклад R1b-L23-Z2103, но в небольших количествах. В центральной и западной Европе его почти нет, там доминируют носители субкладов гаплогруппы R1b, потомков культуры колоколовидных кубков. Это – нисходящие ветви субклада R1b-L23-L51-L11, а именно субклады P312 и U106, оба образовались 4900±500 лет назад. Они и их потомки и есть основные представители культуры колоколовидных кубков. Субклад P312 разошелся на три ДНК-линии, U152, L21 и DF27, все три образовались примерно 4500 лет назад. Субклад U152 уже нашли в Германии, в культуре ККК, но он не был археологически датирован. Субклад P312 – там же (в другом захоронении), с датировкой 4270±50 лет назад, остальные находки в культуре ККК были родительские субклады M269 (датировка 4300±80 лет назад), L51 и L11 (не датировались). Последний был найден в Чехии, остальные – в Германии.
 
В ходе расселения по Европе, между 4500 и 4000 лет назад, которое продолжалось вплоть до 3500 лет назад, носители культуры КК осуществляли форменный геноцид коренного населения Европы, что привело к истреблению носителей автохтонных гаплогрупп, как С, E1b-V13, F, G2a, Н, I1, I2a, R1a, и бегству остатков этих гаплогрупп на периферию Европы – на Британские острова, в Скандинавию, в Малую Азию, на Русскую равнину. Это было то, что с подачи М. Гимбутас получило название «гибель старой Европы». Правда, Гимбутас приписывала роль супостатов «индоевропейцам», то есть в современном понимании носителям гаплогруппы R1a, которые якобы бесчисленными конными ордами ворвались в Европу с востока, из ямной культуры. Сейчас совершенно ясно, что никаких «индоевропейцев» в ямной культуре не было, и никакие орды от них в Европу не врывались. Супостаты, а именно эрбины, насельники ККК, ворвались в континентальную Европу со стороны Пиренев, и, напротив, изгнали «индоевропейцев», носителей гаплогруппы R1a, на Русскую равнину, примерно 4600-4500 лет назад. Это описание уже показывает, как данные ДНК-генеалогии кардинальным образом могут менять уже как бы устоявшиеся представления археологии и истории.
 
Остается спорным вопрос, каким путем носители R1b-L51 прошли на Пиренейский полуостров, прибыв туда около 5000 лет назад. Один вариант – из Месопотамии по северной Африке до Атлантики, переправились через Гибралтарский пролив, и примерно 4900-4800 лет назад положили начало ККК. Эту датировку дает раcчет времени жизни общего предка субкладов P312 и U106. Эта версия осложняется тем, что субклад L51 пока не найден в Месопотамии среди современных носителей гаплогруппы R1b, и не найден среди ископаемых ДНК ни в Месопотамии, ни в Европе, ни на Русской равнине. Фактически, единственным аргументом в пользу этой версии является гаплогруппа R1b у египетского фараона Тутанхамона, но это явилось утечкой информации, и пока не подтверждено официальными данными. Второй вариант – продвижение эрбинов по Средиземному морю (например, через Сардинию) вплоть до Пиренеев, но эта версия имеет то же слабое звено – отсутствие данных о субкладе L51 в Средиземноморском регионе. Посмотрим, что говорят на этот счет археологи, а именно о появлении ККК в Европе – направления миграции, датировки, происхождение.
 

Что о культуре колоколовидных кубков и
ее предшествующей истории говорит археология


«Говорит археология» – понятие широкое и крайне противоречивое в отношении того, что она говорит. Поэтому начнем, как уже сказано выше, с материалов доклада французского археолога Оливера Лемерсье о европейских «белл-бикерах». Как и ожидалось, хотя он делал доклад для генетиков, он представил крайне мало данных, которые имели бы для них (и для ДНК-генеалогии) прямое отношение к происхождению, направлениям и временам миграции ККК, и к соответствующим датировкам. Это – объективное отражение ситуации в археологии практически со всеми археологическими культурами, как это видит ДНК-генеалогия, которая и занимается происхождением, направлениями и датировками миграций, ведущих к образованию культур древности.
 
Поскольку Лемерсье – французский археолог, то он уделил особое внимание ККК на территории средиземноморской Франции, хотя говорил также о ККК на территориях «от Ирландии до Сицилии, и от Марокко до Польши». Ниже – карта, на которой отмечены места раскопок ККК, общее число которых в средиземноморской Франции составляет около шестисот.
 

 
При таком количестве раскопок только в южной Франции, не говоря о всей западной и центральной Европе, удивительно, что многие важные вопросы по ККК остаются нерешенными, или представления являются крайне противоречивыми. Это постоянно подчеркивал в своем докладе Лемерсье. Причем противоречия возникали и накапливались вовсе не потому, что появлялись новые ископаемые артифакты, это было результатом «теорий», «интерпретаций», которые в обилии выдвигали исследователи, базируясь на одних и тех же экспериментальных данных, они же артифакты. Здесь надо сказать, что я использую термин «артифакты», то есть материальные признаки, продукты труда человека, а не «артефакты», то есть неверные, ошибочные положения. Не знаю, каким образом термин «артефакты» проник в советскую (и далее в российскую) историческую науку. Та же Википедия поясняет (в ряде вариантов), что «в лабораторных исследованиях артефакты — это эффекты, вызванные случайным или преднамеренным влиянием экспериментатора на ход эксперимента». В мою бытность молодым научным сотрудником частым высказыванием в лаборатории сотрудниками было – «это артефакт какой-то», то есть не факт, а артефакт, продукт экспериментальной ошибки.
 
Так вот, в отношении ККК «теории», или, скорее, мнения, интерпретации, сообщали, что это была мирная миграция, или, напротив, агрессивное вторжение, или передвижения небольших групп металлургов, или бродячих торговцев, или странствующих групп, как, например, цыган в Восточной Европе. Все эти интерпретации действительно имеют место в исторической науке. В первой половине 20-го века носителей ККК рассматривали как воинствующие племена, но далее мнения сместились в пользу их миролюбивости. Все это, на мой взгляд (ААК), показывает то, что историки прекрасно знают – что историю обычно «пишут» мнения, а не экспериментальные данные. Последние часто имеют характер «гарнира», приложения к мнениям, причем в зависимости от мнения показываются или одни экспериментальные данные, или другие. А третьи (или вторые, или первые) вообще не показываются. Чтобы соблазна было меньше. Брожения умов.
 
Это наглядно иллюстрирует и французский археолог, который сообщил, как менялись мнения о «белл-бикерах» всего за последние полвека. В 1960-годах новое поколение историков-археологов отвергли «старые теории» о ККК, и объявили, что теперь используют «научные методы», которые в те времена появились в археологии, под названием «Новая археология». Надо сказать (ААК), что именно тогда развилось движение «анти-миграционистов», которые отбросили представления о древних миграциях как часто недоказуемые, и взяли крен в сторону «диффузии» идей и материальных признаков. Осуждающие термины «миграционисты» и «инвазионисты» встречаются и до сих пор, в современной исторической литературе.
 
Продолжаем. В 1970-х годах (видимо, как результат применения «научных методов») белл-бикеров стали рассматривать как торговцев, передвигающихся на большие расстояния, и сравнивая их с современными торговцами кока-колой по всей планете.
 
В 1980-х годах, в связи с развитием «социальной археологии» белл-бикеров стали рассматривать в рамках социальной дифференциации и социальной иерархии, на примерах «элиты» в составе ККК, демонстративно выставляющей свои богатства и демонстрирующей свой статус. Вопрос происхожения ККК отошел на второй план, хотя несколько групп исследователей предположили, что белл-бикеры произошли из культуры шнуровой керамики, причем на территории современной Голландии. Эта теория была признана большинством историков-археологов (тоже, видимо, на основании новых «научных методов» – ААК), что продолжалось до конца 1990-х годов, хотя ряд исследователей всё это время продолжали говорить об иберийском происхождении ККК и об их крепостях в Португалии 4800 лет назад. В 2000-х годах «Новая археология» постепенно исчезла из научного поля, и историки-археологи опять перешли к разнообразию представлений, без какого-либо главного, и все они были основаны, по мнению Лемерсье, на «более серьезных исследованиях». В отношении современных представлениях о ККК, Лемерсье процитировал своего коллегу, специалиста по древней истории – «Проблема белл-бикеров надолго останется как одна из самых раздражающих в изучении древней истории Европы», и подчеркнул, что после десятилетий исследований консенсус среди специалистов по ККК не достигнут ни по самим белл-бикерам, ни по их происхождению.
 

 

"Примечание автора: Со своей стороны, мы только можем прокомментировать, с некоторой степенью удовлетворения, что ответы на целый ряд вопросов, по которым нет удовлетворительных ответов среди историков на протяжении десятилетий, были получены ДНК-генеалогией за короткое время. Конечно, никакого происхождения ККК (в основном гаплогруппа R1b) из культуры шнуровой керамики (гаплогруппа R1a) быть не могло. Понятно, что территория Голландии не могла быть местом «происхождения» ККК, насельники ККК шли со стороны Пиренейского полуострова, где сама культура возникла примерно 4800 назад, о чем говорят и исторические находки (территория современной Португалии примерно 4800 лет назад), так и времена жизни общих предков субкладов R1b-P312 и R1b-U106, примерно 4900 лет назад. Носители именно этих субкладов и нижестоящих к ним и понесли ККК в континентальную Европу."

 
Остановимся теперь на датировках ККК по данным, которые цитировал французский исследователь. Ниже – карта из его доклада, с датировками. Удивительно, но эту карту, как и датировки, он комментировал весьма пассивно, несколько раз повторяя, что датировки, возможно, относятся не к миграциям, а к «диффузии». Понятие диффузии он в докладе не определил, но, видимо, имел в виду то, что в археологии, социальной антропологии, культурной антропологии называют общим термином «диффузионизм», то есть заимствование и распространение культурных достижений и элементов культуры одних народов в другие, часто посредством контактов и прочих взаимодействий, в отличие от миграций.
 

"Примечание автора: Данные ДНК-генеалогии показывают, что это не так, и что ККК распространялась по Европе именно миграциями, причем довольно быстрыми. Уже 4300±100 лет назад ККК достигла территории современной Германии, как показывают ископаемые ДНК гаплогруппы R1b, причем в виде субкладов, которые образовались на Пиренеях примерно 4800 лет назад, и вышли в континентальную Европу примерно 4500 лет назад (см. ниже). Естественно, это не исключает диффузии культуры белл-бикеров в континентальной Европе, но никак ей не ограничивается."

 
Итак, радиоуглеродные датировки. Древнейшие для ККК – на территории Пиренейского полуострова, 4800-4600 лет назад. Выход за его пределы с началом высадки в Британии – 4600-4400 лет назад. Распространение по всей континентальной Европе – 4400-4200 лет назад (ААК – это полностью согласуется с датировками ископаемых ДНК гаплогруппы R1b в захоронениях белл-бикеров в Германии, 4300±100 лет назад, см. выше), завершение заселения континентальной Европы – 4200-4000 лет назад. Как культура со своими характерными керамическими сосудами, ККК в Европе исчезает между 4100 и 3650 лет назад. В средиземноморской Франции ККК появляется примерно 4500 лет назад, в целом исчезает примерно 4100 лет назад, но «поздняя фаза» ККК окончательно исчезает 3950-3900 лет назад.
 

 
В отношении происхождения ККК, помимо уже цитированных представлений археологов о том, что это могло быть на территории современной Голландии (к чему ДНК-генеалогия не имеет никаких свидетельств, более того, ископаемые ДНК насельников ККК в Германии 4300±100 лет назад происходят определенно с Пиренеев – ААК), и в противовес тому – на территории современной Португалии, то есть опять же на Пиренеях, примерно 4800 лет назад (с чем полностью согласуются данные ДНК-генеалогии, датируя времена жизни общих предков субкладов R1b-P312 и R1b-U106 на Пиренеях примерно 4800 лет назад – ААК), выдвигались еще предположения об образовании ККК в Египте, в Малой Азии (предполагались связи с Троей, для справки – первое Троянское поселение было основано примерно 5000 лет назад), в северной Африке и центральной Европе.
 

"Примечание автора: В принципе, предполагаемые места происхождения ККК (как культуры) в Малой Азии, в северной Африке и в Иберии (на Пиренейском полуострове) не противоречат друг другу, все могут представлять транзитные регионы для миграций насельников ККК около 5000 лет назад, то есть связаны одной миграцией, которая в итоге привела на Пиренеи 4800 лет назад и далее в континентальную Европу 4600-4500 лет назад. Центральная Европа и Голландия тогда явились продолжением этого миграционного пути. Так что никаких принципиальных противоречий здесь нет. Есть просто не очень продуманная интерпретация археологами."

 
В любом случае, как подчеркивает французский археолог, керамика ККК определенно не была заимствована у автохтонного населения Европы, ни по стилю, ни по технике изготовления. Это же касается принципиальных различий в «местных неолитических традициях» и особенностях ККК. Значит, эта культура, ККК, была в Европе пришлой. Большего современная наука пока сказать с определенностью не может.
 
В итоге, по изложению французского археолога, к концу III тыс до н.э., то есть примерно 4000 лет назад, в Европе сложилось фактическое противостояние двух основных сил – культуры колоколовидных кубков и культуры шнуровой керамики. Лемерсье не упоминал гаплогруппы в своем докладе, но по сути это было противостояние гаплогрупп R1b (ККК) и R1a (КШК).
 

 
Удивительно, но несмотря на огромное количество захоронений ККК в Европе, по сообщению докладчика, они не позволяют выявить закономерности индивидуальных захоронений ни по ориентации костяка, ни по позиции. Преобладающее большинство захоронений являются коллективными.
 
Поначалу много внимания уделялось краниометрическим особенностям древних европейцев, и сложилось впечатление, что белл-бикеры были в основном брахицефалами (круглоголовыми и широколицыми), а автохтонные европейцы – долихоцефалами (с удлиненным черепом).
 

 
Но с конца 1980-х годов мнение специалистов стало склоняться к тому, что краниометрия – не вполне надежный критерий для сопоставления разных популяций, и что белл-бикеры в разных регионах Европы вряд ли могут опознаваться по форме черепа.
 

"Примечание автора: По моему мнению, краниометрия без сопровождения гаплогрупп (определенно Y-хромосомных, и, возможно, мтДНК) может приводить к заблуждениям. Исследования корреляций между краниометрическими показателями и гаплогруппами практически не проводились, если не считать наших ранних работ (А.А. Клёсов, Вестник Академии ДНК-генеалогии, 2010) и работ В.А. Рыжкова (Вестник, 2010, 2012), хотя последний автор настолько усложнил расчеты, вводя буквально десятки параметров, что в итоге результаты стали практически непроверяемыми и неустойчивыми, и исследования прекратились после их критических рассмотрений. Тем не менее, на многих примерах было наглядно показано, что носители гаплогруппы I являются в основном долихоцефалами, а гаплогруппы R1b (и R1a) – брахицефалами. Не зная гаплогрупп (например, автохтонных в Европе I1 или I2, или пришлых R1b) и глядя на форму черепа, немудрено запутаться в оценках, кто есть кто. Опять, археологам и историкам надо знать гаплогруппы тех древних скелетных останков людей, с чем они работают."

 
Возвращаясь к вопросу, были ли «передвижения» материальных признаков белл-бикеров по Европе «миграцией» или «диффузией», чему докладчик уделял особое внимание, надо сказать, что ответ им так и не был получен.
 

"Примечание автора: ДНК-генеалогия, как было сказано выше, получила ответ сразу же, как только было определено, что источником гаплогруппы R1b и ее субкладов L51, L11, P312, U106 и нижестоящих по всей Европе является Пиренейский полуостров, это же было подтверждено по первым же ископаемым ДНК белл-бикеров, как их определили археологи."

 
Тем не менее, даже при беглом упоминании ископаемых ДНК (они были упомянуты в докладе дважды, первый раз мтДНК, второй раз вообще без указания, в общем контексте) французский археолог продолжал говорить о «диффузии» ККК по Европе. Диффузия, напоминаем, в археологии обычно относится к передвижению «идей» и материальных признаков деятельности человека, без направленного передвижения, миграций их носителей. Докладчик говорил об «аккультурации» местного населения с течением времени, о сочетании элементов культуры белл-бикеров с местными «традициями».
 

"Примечание автора: Правда, докладчик не упоминал, как можно разделить миграции с перениманием местных традиций мигрантами, и «диффузию», когда миграции нет, но местное население перенимает элементы культуры белл-бикеров (в данном случае). Эта проблема преследует археологов уже более полувека, с тех пор, когда археология практически отказалась от изучения миграций, не в силах отличить миграцию от диффузии, и не в состоянии надежно выяснить направления миграции, если миграции имели место. Широко известен лозунг тех времен (1960-е – 1970-е годы) – «горшки – не люди», то есть передвижения древних горшков не симбатно передвижению древних людей. На самом деле не только горшки, но и застежки, и фибулы, и мечи и прочее оружие, как и любые материальные признаки, но штука в том, что именно ими оперирует археология. Людьми археология не оперирует, а когда пытается – краниометрией, расовыми признаками, то вскоре приходит к выводу, что все это переменчиво, ненадежно, запутывает. Только ДНК-генеалогия ввела в фактический оборот самих людей, точнее, метки в их ДНК, по которым сразу становится ясно, где миграции, где «диффузия» без миграции. Но поскольку такой новый подход со всей очевидностью приводит к сотрясению основ археологических интерпретаций (как, например, полностью рушит построения норманнистов), то первой реакций археологов было «нэ трэба» и «не пущать». Нормальное дело, в целом ожидаемое."

 
Поскольку «миграционисты» и «инвазионисты» на протяжении последних десятилетий были бранными словами в археологии и истории, то не удивительно, что французский археолог по инерции чурается миграций, и пишет – «В настоящее время представления о об индивидуальных или групповых перемещениях (в ККК) более согласуются с археологическими данными, чем представления о миграциях». И далее – «При всех необходимых осторожностях с толкованием данных о радиоуглеродных датировках, мы видим, что распределения ККК от юго-запада до северо-востока Европы соответствуют направлению общей диффузии». И далее – «Вопросы происхождения бикеров в средиземноморской Франции представляются непростыми… многие элементы относятся к Иберийскому полуострову, что нуждается в дальнейших подтверждениях… но предполагают диффузию в центральную Европу. К сожалению, данные неоднозначны, и другие элементы, как редкие индивидуальные захоронения, или особенности темперированной глины в керамике могут относиться к северным и восточным регионам… мобильность (ККК) была важна в тот период, и индивидуалы и идеи, иногда и предметы различного поисхождения быстро циркулировали по Европе, согласно разным модальностям».
 

"Примечание автора: Приведенные цитаты являются показательными – французский археолог что было сил пытался избежать слова «миграции» даже в совершенно очевидных случаях. Можно было бы подумать, что для него «диффузия» является синонимом «миграция», если бы не его четкое определение-разграничение этих понятий в своем докладе. Мы сейчас, два года спустя, знаем, что физический перенос Y-хромосомной ДНК из Пиреней в Германию, в захоронения ККК, никак не может быть отнесен к «диффузии», к которой мог бы быть отнесен перенос керамических изделий, на что, видимо, намекает французских археолог. Конечно, это были миграции насельников ККК, которые несли с собой характерную свою керамику, но, как показывают данные археологии, заимствовали и местные традиции – все-таки этот переход, с Пиренеев в Германию, занял сотни лет, возможно, и 500 лет, с 4800 до 4300 лет назад. Локальные варианты «диффузии» тоже нельзя исключать, если «диффузией» к тому же называть грабежи автохтонного населения с их массовой «ликвидацией», и мы знаем, что в те же времена «Старая Европа» погибла, с почти полным исчезновением гаплогрупп С, E1b-V13, F, G2a, H, I1, I2a, R1a на Русской равнине, как было описано в предыдущем разделе этой статьи."

 
В отношении Франции докладчик датирует первые поселения ККК там примерно 4500 лет назад, и это относилось как к средиземноморской Франции, так и к ее атлантическому побережью. Это в целом согласуется как с данными археологии ККК в Иберии (примерно 4800 лет назад на территории современной Португалии), так и с данными ДНК-генеалогии (примерно 4800 лет назад для времени жизни общего предка субкладов R1b-P312 и R1b-U106 в Иберии). Правда, поскольку французский археолог часто давал в докладе противоречивые данные, это «распространение» (опять не миграцию) он выводил из юго-восточной Франции. Причину такой географии исхода ККК он не пояснил. Эти же колебания он отразил в том, что характерную керамику ККК описал «аффинностью» (тоже характерный уклончивый термин у археологов, у которых его позаимствовали популяционные генетики) с «некоторыми иберийскими группами, но также имеющие общие признаки к некоторыми объектами в центральной Европе». Замечаете уровень неопределенности? Далее неопределенность у докладчика только возрастает, когда он говорит о том, что «технически производство керамики отмечено прогрессивным переносом от местных технических стандартов к техническим стандартам ККК». Как мы видим, теперь уже и сама характерная керамика ККК возможно, по мнению французского археолога, была позаимствована в ходе «прогрессивного переноса от местных технических стандартов». Опять видим противоречие с соображениями докладчика, процитированными выше, что ККК является пришлой культурой. Теперь получается, что не обязательно пришлой, раз характерная керамика позаимствована у местного, автохтонного населения.
 
Завершая, французский археолог делает четыре заключения по материалам своего рассмотрения ККК. Напомним, что эти заключения он делает в аудитории «широкогеномных» популяционных генетиков, давая им, так сказать, направляющие ориентиры для интерпретации их данных. Посмотрим, насколько инструктивны эти ориентиры.
 
Первое – «вопреки тому, что думают некоторые исследователи, передвижения индивидуалов, их групп и популяций… специфично объясняют феномен бикеров».
 
Второе – «мы имеем дело с основным противоречием между очевидным притоком (в ККК) с востока, от культуры шнуровой керамики, и, возможно, из ямной культуры, и, с другой стороны, с археологическими свидетельствами, которые, скорее всего, указывают на юго-запад Европы».
 
Третье – «хотя археологи продолжат иметь дело с материальными признаками и их происхождением, но антропологические исследования дадут наиболее важные ответы».
 
Четвертое – «В добавление к другим типам анализа, генетические подходы к изучению феномена бикеров должны найти свое место. Если они смогут характеризовать «бикеров» на разных фазах исторического развития, как и «популяции не бикеров» и «популяции пре-бикеров» в разных регионах, то, возможно, они получат ответы на вопросы вековой давности».
 
Читая эти заключения, не могу отойти от мысли, что французский археолог не понял свою задачу, когда его пригласили выступить перед «широкогеномными» попгенетиками в Гарвардской медицинской школе. От него явно ожидали ориентиров, рецептов, наводок, что надо смастерить на основании «широкогеномного» анализа. Если бы ориентиры от него были четкими и информативными, то попгенетики то же бы и получили, сомневаться не приходится. И все были бы в дамках – и попгенетики, как обычно, объявили бы, что их анализ правильный, и полностью подтверждает выводы археологов, и археологи были бы признательны (во всяком случае Оливер Лемерсье), что его выводы полностью подтверждены генетическими данными. Все пляшут и поют. А теперь что?
 
«Передвижения специфично объясняют». «Имеем дело с основным противоречием». «Антропологические исследования дадут ответы». «Генетические подходы должны найти свое место», «ККК – это в значительной степени диффузия идей». Хоть плачь попгенетикам. Никаких толковых подсказок, как в такой ситуации жить и работать? Вот разве что одна – что ККК пришла то ли из культуры шнуровой керамики, то ли из ямной культуры, то ли с Пиренеев, то ли с юго-востока Европы. Берусь предсказать, что «широкогеномная» так и «покажет» – что ККК возникла путем миграций из ямной культуры в шнуровую, а оттуда в центральную и западную Европу, возможно, что и на Пиренеи. То, что это регионы и времена разных гаплогрупп – R1b, затем R1a, и опять R1b, «широкогеномных» попгенетиков не смутит, опыт уже есть. Они привыкли выводить одни гаплогруппы из других, а в чем проблема-то? Они же гаплогруппы-субклады-гаплотипы и не упоминают, наука такая. Гибкая до откровенного абсурда.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор

 

 

 

По статье на странице: pereformat.ru/2018/01/beaker-culture/

Похожие статьи:

ДНК-генеалогияДревние арии

ДНК-генеалогияЛаборатория ДНК-генеалогии работает

ДНК-генеалогияРасчетные методы в ДНК-генеалогии

ДНК-генеалогияИнформационная война против славян и русских

ДНК-генеалогияОписания от FTDNA по анализам ДНК генеалогии

Рейтинг: +1 Голосов: 1 138 просмотров
Комментарии (1)
Администратор # 16 января 2018 в 09:30 0
Наука не стоит на месте. Вот к радиоуглеродному методу, добавился новый, ДНК-генеалогия.