Французское студенческое движение

21 сентября 2014 - Петя Ф

 Яков Боровой.

Поздней осенью и в начале зимы прошлого года месье Дюпону — среднестатистическому французскому буржуа — наверняка плохо спалось. Ему, человеку среднего достатка и средних лет, снились кошмары. Месье Дюпон с ужасом вспоминал события уже далекого 1968 года...

 
1. Париж. Май 1968 года. «Здесь спонтанируют!»
А ведь, казалось бы, совсем недавно (всего за год до мая 68-го) сам еще сравнительно молодой тридцатилетний месье Дюпон был спокоен за «свою» молодежь. Правительственная «Белая книга», посвященная проблемам молодежи, на основе анкетирования 280 тысяч французских юношей и девушек, констатировала: «Молодой француз рассчитывает рано женить¬ся, однако не думает обзаводиться детьми до тех пор, пока не обеспечит себя средствами, достаточными для их достойного воспитания. Он не стремится рано вступать в политическую жизнь — 72 процента молодежи считают, что нет необходимости предоставлять право голоса лицам моложе 21 года».
К тому же официальное мнение «Белой книги» подкреплялось свидетельствами авторитетных лиц. По ту сторону канала известный английский писатель Алан Силлитоу со всем авторитетом знатока молодежных проблем вещал: «Я бы назвал основную часть нашей молодежи поколением молчаливых». Право, месье Дюпон мог спать спокойно: «Революции не будет!» И вдруг...
 
1 мая 1968 года в Париже состоялась мощная демонстрация рабочих, послужившая своеобразным детонатором, всколыхнувшим весь город. На улицы французской столицы вышли студенты — молодежь, будущее Франции… Этого уже потерпеть власти не могли. Полиция вторглась на территорию Сорбонны и применила силу, разогнав собравшихся студентов. Это было неслыханным нарушением норм и привилегий университетской жизни. Однако на этом события не закончились, и полиция заняла весь Латинский квартал — сердце студенческого Парижа...
 
7 мая студенческие организации призвали к забастовке. Студенты требовали вывести полицию из университетов и открыть факультеты. Власти не шли на уступки. Стачки нарастали. В ночь с 10 на 11 мая развернулась настоящая битва между полицией и студентами.
 
В  латинском квартале были построены баррикады. Булыжник стал оружием взбунтовавшихся студентов.
Студенты не только строили баррикады, они ввязывались в потасовки с полицией, разбрасывали листовки, в которых призывали к немедленным выступлениям против существующей системы. И все немедленно! Приглядимся и мы, почти двадцать лет спустя, к студенческим лозунгам тех дней: «Нельзя доверять тому, кому за тридцать» (то есть и месье Дюпону, только что перешагнувшему в 1968 году тот рубеж), «Здесь спонтанируют!», «Будьте реалистами — требуйте невозможного!», «Отвергнем мир, где уверенность в том, что не подохнешь с голоду, куплена опасностью подохнуть от скуки», «Мы хотим лучшей жизни, и немедленно!»...
 
Постепенно леваки (их еще называют во Франции «гошистами») взяли в свои руки контроль над студенческим бунтом, Они уже выступают не просто против существующей власти, а против любой власти, против любых порядков. Объектом ненависти "молодых бунтарей" становятся любые достижения цивилизации, с которыми от ХОТЯТ покончить «революционно» — раз и навсегда! «Насилие — это радость!» — с таким лозунгом Кон-Бендит и его  анархиствующие почитатели устраивали погромы в Латинском квартале Парижа. Каждая новая экстравагантная выхода; Кон-Бендита и подобных ему левацких крикунов давала козырь властям для раздувания антикоммунистической истерии.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 518 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!