От Шпрее до Ляодуна.

22 сентября 2014 - Гриша Л
За пять лет войны побывал я во всех четырех концах света. Видел моря и земли двух континентов. Один из них занимает едва ли не третью часть всей нашей планеты. Дышал воздухом великих океанов.
Да, началось это давно и продолжалось так долго, что даже у людей, стоявших далеко от наших дорог, уже не хватало сил следить за тем, что творилось на этих трудных дорогах.
 
И все-таки пришел конец нашим странствиям. Завершились они тоже немалое время назад — осенью тысяча девятьсот сорок пятого года. И завершились далеко, очень далеко от тех мест, где начинались.
Это не моя вина и не вина миллионов и миллионов моих друзей, что путешествие, под стать кругосветному, нам пришлось совершать не в комфортабельных поездах-люксах, не в сверкающих лаком лимузинах, не на морских лайнерах с их салонами, оркестрами и плавательными бассейнами, а по преимуществу вброд через болота, пустыни и горы, с отдыхом в артиллерийских воронках, в полузатопленных землянках, а то и просто в снегу, одетыми не в легкие фланелевые костюмы, приличествующие любителям круизов, а в гимнастерки и шинели, с автоматами за плечом и ручными гранатами в карманах и вещевых мешках.
 
Это не наша вина, что, изгоняя врага, мечтавшего покорить весь мир, все дальше и дальше от нашей земли, мы вынуждены были отказаться тогда от естественных для международного туризма формальностей и процедур. Заграничными паспортами и визами служили нам винтовки, гранаты, пушки, гвардейские минометы, боевые воздушные корабли. Обычные визы были бы просто бесполезны и абсурдны в обращении с «белокурыми бестиями», как именовал их Ницше, с теми, кто в чудовищных масштабах первым применил самые «удобные» для них, самые желательные с их точки зрения способы насильственных блицпрогулок по чужим странам.
 
Что ж, наш солдат, хоть и с немалым трудом, выдворил и основательно вразумил закованных в броню «туристов» с их опрометчивым, хоть и безмерно самоуверенным гидом Адольфом. Вряд ли им всем удалось хорошо отдохнуть в четырехгодичном блицтурне, хотя словари официально утверждают, что вояжи служат именно целям развлечения и отдыха. Странно, а вот развлечения Шикльгрубера-Гитлера и вынужденный отдых его в бронированной имперской канцелярии завершились тем, что он поспешил расстаться с бренным существованием, проклинаемый всем человечеством и множеством его спутников по кровавому турне. Может быть, — так, по крайней мере, рассудили мои собеседники-солдаты на берегу Желтого моря, — может быть, к этому побудило его неожиданное созвучие двух слов: иностранного «турне» и русского «турнуть»?.. Не знаю, во всяком случае наш солдат сделал немало, чтобы с весны и осени 1945 года туристы всех стран, облегченно вздохнув, смогли наконец вернуться к простому, обычному способу оформления путешествий в другие страны, — получению виз и заграничных паспортов.
 
… Не очень серьезная по тону эта моя тирада вызвана, вероятно, тем, что воевать без тонизирующих порций юмора немыслимо, вот и я, возвращаясь после 1105 суток войны, вместе со своими спутниками позабыл на минуту о тяготах, лишениях, невзгодах фронтовой жизни и, предвкушая встречу с родными, с друзьями, с русской березой, с Москвой, коротал время в пути беззаботно и весело. Если нынешние молодые люди усомнятся в этом, пусть взглянут еще раз на кадры кинохроники 1945 года. Пусть у кого-то из солдат-усачей в армейском эшелоне рука на перевязи, пусть у лейтенанта-гвардейца голова в бинтах, пусть на станциях можно было увидеть старуху в слезах, обнимающую заросшего щетиной «сыночка» на две головы выше ее, — не горем вызваны песни вагонного баяна, не нахлынувшей бедой выжаты эти слезы и не простой радостью встречи, а чем-то еще иным, большим, несказанным, обнимающим все трудное и великое, согретое теплым, живительным светом победы.

Похожие статьи:

ИскусствоПамятники войны

Рейтинг: 0 Голосов: 0 573 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!