Японская литература

28 августа 2013 - Алик С
Однако ярко выраженное своеобразие вовсе не делает ее достоянием избранных: стоит вспомнить хотя бы «Гэндзи-моногатари», написанную Мурасаки Сикибу в начале XI столетия и до сих пор привлекающую внимание читателей, причем не только специалистов в области классической японской литературы или любителей японской экзотики, но и всех тех, кого захватывает сама композиция романа и, в более широком плане, искусство раскрытия автором психологии человеческих взаимоотношений.
 
Необычайно современная с точки зрения стилистики, «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи») имеет две отличительные особенности: во-первых, несмотря на то что это произведение появилось на заре японской письменной культуры, оно написано в жанре романа; во-вторых, автор его — женщина. В этих двух чертах отразилось удивительное своеобразие японской литературы: она начала свое развитие с жанра, который в истории любой другой письменной традиции появляется лишь в период зрелости, причем особую роль в ее становлении сыграли женщины -они не только беспрепятственно вошли в мир литературы, но и заняли в не главенствующее положение. «Гэндз-моногатари» родилась из стихотворных циклов, исторических хроник, мифов народных сказок, но ни одна литературная традиция не знает столь раннего появления произведения, относящегося жанру романа.
 
Его предвестником и продолжателем была «придворная дневниковая» литература хэйанского периода (794 - 1185), в которой нашла свое отражение другая отличительная особенность: рассказ ведется то прозой, то стихами, со множеством вака (стихотворных строк состоящих из 31 иероглифа), прерывающих размеренный ход повествования. Несмотря на то что классический японский представляет определенную трудность для сегодняшнего читателя и так эти дневники требуют перевода на современный язык, остается только удивляться, насколько близок оказывается нам мир этих фрейлин. Почему мы узнаем себя в Идзуми Сикибу, в матери Митицуна, в Сэй Сёнагон? Почему все эти «мотыльки», непостоянство мира, тоска по минувшему по-прежнему находят отклики в нашей душе? В этих ранних опытах самоанализа на фоне роскошных декораций мира придворной иерархии проявляется глубоко личный характер повествования, ставящий их вне времени.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 522 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!